Share Next Entry
То, что мы делаем сами. (Мини рассказ.)
grafinss
Николай.
Был легкий моросящий дождь. Николай шел, закутавшись в теплое полупальто, но дождь неприятно бил в лицо маленькими противными каплями. Несмотря на осенний вечер, улица была достаточно освещена и лужи на асфальте переливались всеми цветами радуги от света неоновых вывесок магазинов и ресторанов. Неподалеку было «их» кафе. Это заведение действительно было «их» - бывало, они подолгу засиживались в нем, расположившись в уютных креслах за невысоким столиком у окна. Николай направлялся туда, зная, что сейчас будет тот самый «серьезный разговор». Последние недели, встречи, общие планы, - все поменялось, все стало не так.

Светлана.
Она стояла на остановке, что возле дома, и путь, ведущий от поезда до остановки, даже в самую плохую погоду, преодолевался ею за несколько минут. В руках у нее был яркий сиреневый зонтик, который в открытом состоянии был ярче и краше всех остальных зонтов, и превосходно сочетался с ее бежевым пальто. Ожидание транспорта несколько затягивалось, и она немного нервничала.  Казалось бы, почему, ведь девушкам свойственно опаздывать. Но она не была такой,  всегда пунктуальна, и даже когда Светлана (такое случалось крайне редко) опаздывала, то бесконечно долго извинялась. Она не знала, как себя поведет, что скажет и как будет дальше. Внутри нее просто растекалась боль, медленно, как кровь вытекает из маленькой и неглубокой ранки. Эта мука надолго станет ее спутницей, Светлана знала это наверняка. Автобус подъехал бесшумно, с легким скрипом открылись двери, впуская в себя новых пассажиров. Сложив зонтик, она вошла в автобус, тот закрыл двери и он тронулся с места.

Кафе.
Он стоял под козырьком и уже закуривал вторую сигарету, когда раздался телефонный звонок:
Он: Привет
Она: Привет, извини, я немного опоздаю -  транспорта долго не было. Извини, я скоро буду
Он: Да ничего страшного, я буду тебя ждать внутри, на нашем месте
Она: Хорошо

Он, не торопясь докурил сигарету и вошел в кафе. Как всегда у входа гардероб. Снимая пальто, он поздоровался  с гардеробщицей. Николай, взяв номерок из гардероба, прошел к столику, который предварительно заказал по телефону, у уже знакомой администраторши. Он знал, что ждать оставалось недолго, так как она звонила уже из автобуса, значит, она будет минут через 10-15. Как всегда заказал себе кофе в кружке. Да, да, в кружке! Это было единственное кафе, где кофе можно заказать в объеме 250 мл, что и отражалось в меню. И, что самое приятное, кофе был не растворимым, а сваренным,  и подавали его в фирменной кружке. Это было фишкой кафе - ты заказываешь бодрящий и ароматный, и тебе приносят его не в мензурке, а в нормальной кружке, к которой ты привык, как на работе, так и дома. И вот ты сидишь за столиком в уютном кресле, играет приятная негромкая музыка, которая не мешает тебе разговаривать.
Он успел сделать несколько глотков, как вошла она и села напротив.

Она: Привет
Он: Привет
Она: Извини, что опоздала. Долго ждал?
Он: Да нечего страшного
Она: Как дела?
Он: Да нормально, вроде, все

Он откинулся на спинку кресла, тяжело вздохнул, явно собираясь с мыслями. Затем сделал большой глоток ароматного горячего кофе, и закурил. От только что зажженной сигареты потянуло тяжелой дымкой, нагнетая еще больше, и так не простую, обстановку. Он выдыхал дым с тяжестью и сосредоточенностью. Пауза затянулась, но это было не впервые, бывало, он подолгу молчал, глядя на нее, и думал о своем, а она так привычно и часто нарушала тишину стандартным вопросом «О чем думаешь?». Он всегда отвечал абстрактно: «О мелочах».

Она: О чем задумался?
Он: Да так, о великом и прекрасном.
Она: Может, тогда я начну, или как?
Он: Не знаю, неужели мы так изменились, где-то все пошло не так.
Она: Да не только мы изменились, ты сам порой все портил.

Первый упрек был сказан без обиды или огорчения, сказан без эмоций, просто голос. В его голове после этого звучал голос, её голос без эмоций и интонаций.

Она: Ну что ты молчишь? Сам как думаешь, чего хочешь, к чему стремишься?

Рой вопросов продолжался, казалось, вечность. Его мирок катился в бездну от непонимания, обиды и противоречия самому себе и всему окружающему.

Она: Ты тут? Что скажешь?
Он: Возможно, где и портил, но нечего идеального нет. Может быть, прозвучит эгоистично, но старался проявлять уважение к твоим чувствам, и в ответ я не получал того же. Я, как и любой человек, слаб и, порой, мне требуется восстановление сил, в основном психологических.

Он сделал еще один большой глоток и, докурив сигарету, с отвращением затушил в стеклянной пепельнице, на дне которой был вытиснен логотип кафе. Затем он снова откинулся на спинку кресла и стал любоваться ею, как он делал неоднократно. Он боготворил её слегка вздернутый носик, слегка обозначенные скулы, небольшие губы и глаза, её глаза - это бездна галактики, в которой он тонул, когда заглядывал в них. Голос, её голос вновь возвратил его в реальность.


Она: Я, наверное, никогда не смогу понять, где ты витаешь и какие воздушные замки строишь, но ты отдаляешься от реальности, от проблем, откладываешь на завтра, послезавтра и так далее... Но ты никогда не почувствуешь другого человека рядом, пока не вернешься, и, так сказать, не «бросишь якорь». Пойми, реальность - это все, что у нас есть, а замки и прочая фантастика - это успокоительная таблетка, от которой бывает порой передоз.
Он: Мне порой интересно, что я делаю не так. Вроде, иду по проторенному пути, которому следуют многие, а получается все шиворот навыворот. Как быть и что нужно делать, -  определить практически невозможно.
Она: Ты слышал, что я тебе только что сказала?
Он: Поверь, я не просто слышал, но еще и знал об этом. Но ты вновь не услышала меня и, судя по твоим словам, ответ будет отрицательный. Только вот почему? Что не так?
Она: Ответ на кольцо для безымянного пальца правой руки? Ты прав, ответ «нет». Но я не знаю, как тебе объяснить, чтобы не обидеть.
Он: Говори как есть, возможно, и смогу пережить.
Она: Нет чувств, понимаешь. Просто я не могу выйти замуж за человека, которому нечего сказать, и он как маньяк смотрит на тебя, просто смотрит и больше ничего, а идей у него много, и опыта достаточно, и все же… Как мне быть, скажи?

Началось то, чего боятся многие - неловкое молчание. Хотя, в данном случае, оно было не таким уж неловким. Когда смотришь человеку в глаза, и он смотрит в твои, ты начинаешь ощущать его переживания и эмоции. Здесь все было не так, они смотрели друг другу в глаза и думали, как быть дальше. Ведь этого больше может и не быть, они просто выйдут из кафе по очереди и больше не увидятся, и как тогда? В этот раз молчание нарушил он.

Он: А, может, просто рискнуть и пробовать?
Она: Да ты пойми, для меня сейчас главное – карьера, а семья, дети, - все это будет где-то  после, в будущем.
Он: После… Карьера на первом  месте?

Он так громко засмеялся, что все посетители кафе сразу обратили на них внимание. Смеялся он долго, но уже более приглушенно. Да, ее последние слова заставили его смеяться. 

Она: Что смешного?
Он: То что ты сказала. Это было весело.
Она: Может, расскажешь, именно что тебя так развеселило.
Он: А стоит ли разжигать то, что уже тухнет? Ты  знаешь, не стоит. Но ведь могу я хоть что-нибудь сделать, чтобы все изменить?

Его вопрос и снова тишина. Тишина длилась так долго, что часть столиков опустела и все забыли, кто смеялся и над чем.

Она: Нет. Я не думаю, что еще можно все вернуть или исправить.
Он: А есть ли тогда смысл продолжать?
Она: Нет?

Он смотрел на неё с тем же взглядом что и всегда, но в этот раз он думал о другом, его интересовало последний ли раз он видел её. Ну, и, конечно же, дальше, как быть дальше.

Самое главное, что и его и её в этот момент интересовал один и тот же вопрос: «Что будет дальше?». Рано или поздно мы все приходим к этому вопросу. Нас всегда будет интересовать и интриговать, что там, в завтрашнем дне. Если сегодня понедельник, то что будет во вторник? Мир со своей непредсказуемостью всегда будет нас либо радовать, либо огорчать завтрашним днем. Вот и они сидели молча, и думали, просчитывали варианты, что их ждет в новом дне.

Светлана.

Ведь нравится, не сказать, что люблю, но нравится. Просто как-то привыкла к нему, да и жалко, что с ним будет: сопьется, пустится во все тяжкие… да нет, не такой он. Запрется, как аутист, и будет думать, что с ним не так,  да это более вероятно, аскет блин. Нет, не так все, не так, зачем я на него обиделась, когда он на пикнике с друзьями напился, и мне пришлось везти его домой. Хотя почему? Правильно обиделась! Ведь было еще другое и этого другого было достаточно, но ведь и я не красавица, и не так умна, но это молодость,  наберемся еще опыта. Только как, как отмотать все назад. Нет, нет, не надо! Или надо… как все это сложно решить. Почему, ну почему не могу его простить, ведь плохого ничего не делал, да и сама тоже хороша -  спорила, вопросы всякие ненужные задавала, сама себя накручивала, и его не слушала, думала, что врет. Выбор, как его сделать? Теперь понимаю многих классиков в том, что на перекрестке жизни сложно выбрать маршрут, и сердце с разумом не всегда лучшие советчики. А кто же тогда может посоветовать? Никто не может, а если и посоветуют, то винить все равно некого.

Она сидела и продолжала размышлять, внимательно глядя на него, и думала, и считала, какой вариант выбора дороги ей ближе. Он смотрел на неё как всегда, уже ни о чем не думая и не размышляя, он знал. Внутри него что-то просто кричало, что она единственная, ради кого он должен жить и стремиться к этому всегда. То, что кричало в нем, знало  равно, как знал он, что жить надо ради того, чтобы она была счастлива, вне зависимости, с ним или без него.

Они сидели, каждый поглядывал в свою сторону и, если их взгляды пересекались, то они были полны счастья, «Вот он!», «Вот она! Что еще нужно? Действуй!». Их тишину нарушил официант, напомнив, что через тридцать минут кафе закрывается.

- Я завтра на работу. Останемся друзьями? - сказала тихо она
- А? Да, я расплачусь, наверное, может быть, - так и не успевший вынырнуть из своего решения и того что знал, произнес он.

Светлана.

Она, не торопясь, аккуратно, огибая опустевшие столики с уютными креслами, подошла к гардеробу. В нем видно было, что одежда, висевшая на вешалках, принадлежала только им двоим. Она подала гардеробщице номерок и, получив пальто, не заметила, что не сказала ей «спасибо», как делала это всегда. Ей было не до этого, она сомневалась и думала, просчитывала варианты, вычисляла и ругала саму себя, что не верит ни сердцу, ни разуму. Накинув бежевое пальто, Светлана поправила брошь на платье и прическу у зеркала, застегнула пальто на все пуговицы и вышла на улицу.

Николай.

Он допил остатки кофе из той первой и единственной кружки, не прося счета, он вышел из зала. В гардеробе висело только его пальто и гардеробщица, завидев его, поднесла одежду и взяла номерок, который он заботливо приготовил, когда выходил из зала.

Гардеробщица: До свидания.
Он: Да нет, скорее всего, прощайте.

Гардеробщица, которая просто уже устала за смену, не стала с ним спорить и даже выспрашивать, что случилось, закрыла шторки гардероба. Еще около минуты была слышна её шаркающая походка. Он надел свое полупальто, вышел на улицу, закурил, и двинулся уже знакомой дорогой домой.

Все, это все. Как так, он не понимал, знал, но не понимал, не мог поверить, что это случилось. В его голове крутилось, как избежать тех последствий, которые уже накрывали его. У него была особенность, о которой никто не знал, он заранее знал, как будет выбираться из дурного настроения и встраивал последовательность действий выхода в мир живых.

Последний перекресток – вот, до дома пять метров и на четвертый этаж.
Не успев подумать и сообразить что и как. Крик, визг тормозов и темнота.

Светлана.

Села в последний автобус, на редкость приехавший быстро. Она не успела дойти до остановки, как увидела свой автобус и побежала к нему.  Садясь на одно из многочисленных свободных мест, Светлана подумала, что если он хочет, и извинится, то может... Не успев дойти до конца, мысль оборвалась жуткой не телесной болью в груди.
Что-то случилось? Что-то не так?

Резкая остановка и крик.
-Девушка вам плохо? Что-то болит?

И нет сирены скорой, нет того мира, в котором все портим только мы.

  • 1
Спасибо, учту не исключена возможность продолжения где и может быть все и сложиться.

  • 1
?

Log in